В стране мертвых ТОРов

Территории опережающего развития, призванные быть флагманами экономического роста России, не оправдали ожиданий. Причины обычные — коррупция и бюрократия.

Премьер-министр России Дмитрий Медведев на днях подписал документы о создании шести новых территорий опережающего развития. Опыт ТОР будет распространен на моногорода в Тамбовской области, на Ставрополье, в Карелии и Татарстане. Между тем, новые ТОР создают, когда нет заметных успехов еще в прежних.

Создать сеть территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР или ТОР) с особыми условиями для организации несырьевого производства, ориентированного в том числе и на экспорт, предложил президент РФ в послании Федеральному собранию 12 декабря 2013 года. Начать предполагалось с территорий в Сибири и Дальнем Востоке. Соответствующий закон был принят 29 декабря 2014 года и ввел специальный правовой режим осуществления предпринимательской деятельности на территории ТОР.

Реализацию проектов создания ТОРов нельзя считать успешной, полагает доцент МГУ, кандидат экономических наук Андрей Кобяков. Как заявил эксперт корреспонденту «Росбалта», никаких четких планов, что предполагается развивать, не существует.

«Сам проект ТОРов изначально был достаточно невнятным. Было просто общее представление о том, что нужно выделять некие территории, создавать некий особый режим, и это, дескать, привлечет туда какие-то проекты. Какие должны быть масштабы у ТОРов, какие они должны быть по охвату территорий — мне кажется, этот вопрос вообще не был проработан на стадии проекта. Поэтому под ТОРом на сегодняшний день может пониматься как объект сугубо точечный, так и достаточно большая территория. Но, в любом случае, в масштабах экономики такой большой страны, как Россия — это объекты сравнительно небольшие», — рассказал Андрей Кобяков.

По мнению экономиста, идея ТОРов, несмотря на кажущуюся похожесть, по всем параметрам проигрывает существовавшей в Советском Союзе программе территориально-производственных комплексов. «Тогда речь шла, действительно, о комплексном освоении территорий, был определенный план развития, привязанный и к сырьевой базе, и к трудовым ресурсам, предполагавший проектирование в течение очень долгого периода на уровне организаций, специально занимающихся региональным планированием. Нынешние же программы территориального развития отданы на откуп регионам. Учитывая слабость региональных бюджетов, на практике это означает, что региональным планированием в нашей стране не занимается уже никто», — констатировал Кобяков.

В таких условиях идея ТОРов была обречена на прикладной характер и весьма ограниченные перспективы, уверен эксперт. «В ряде случае она может привести к каким-то определенным успехам. В других случаях она не приводит ровным счетом ни к чему, а в третьем случае это может ограничиться созданием каких-то особых условий, которыми пользуются местные элиты, приближенные к региональным властям», — подчеркнул Андрей Кобяков.

При создании ТОРов на Дальнем Востоке основное внимание было уделено экономическим аспектам, а вопросы социального развития оказались на обочине, считает депутат Госдумы, доктор экономических наук Федот Тумусов. По его мнению, сама идея создания условий для привлечения инвестиций в конкретный регион для создания новых производств выглядит правильной. Однако за экономическими расчетами забыли о главном — о людях.

«Полпред президента в ДФО Юрий Трутнев, когда был принят закон о ТОСЭР, заявил, что найдена новая экономическая модель развития Дальнего Востока. Я еще тогда сказал, что с точки зрения «чистой экономики» модель, может, и хорошая. Но при этом мы забыли про социальные аспекты развития территорий. И вот буквально недавно Трутнев признался: мы четыре года не занимались вопросами социального развития, а это надо делать. То, что он это честно признал, конечно, похвально. Надо еще признать, что из-за упущения социальных вопросов возникают неурядицы, безработица и в результате — происходит отток населения», — сказал парламентарий.

По мнению Тумусова, для развития экономики следует, прежде всего, думать о разработке механизма заинтересованности людей жить и работать в дальневосточных и северных регионах. Это предполагает создание высокого качества жизни, в том числе: высокие зарплаты, районные коэффициенты и северные надбавки, возможности отдыха в санаториях, а для детей — выезда на летний отдых.

«Но самая острая проблема — это вопросы здравоохранения. Беда, когда принципы организации и финансирования здравоохранения переводятся на принципы бизнеса: сколько осмотрел, полечил пациентов, столько и платят денег. Для больших городов, мегаполисов, это, возможно, в какой-то степени и подходит, но какой может быть бизнес на здравоохранении в северных и дальневосточных регионах, где огромные территории и малочисленное население? Тут может быть только сметно-бюджетное финансирование медучреждений», — уверен депутат.

По мнению Федота Тумусова, только увеличение внимания к вопросам социального положения и подъема уровня жизни позволит привлечь рабочие руки в те же ТОРы и сохранить население в регионах.

В Приморском крае было создано три территории опережающего развития: «Надеждинская», «Михайловский» и «Большой Камень». Однако ТОР в Приморье не могут похвастаться успехами индустриального развития, считает член комитета по экономической политике и собственности краевого парламента Артем Самсонов. Как заявил депутат из фракции КПРФ, серьезного притока инвестиций в регион не произошло.

«Пока никаких заметных успехов у ТОРов нет, хотя их в Приморском крае создали несколько. Из общения с бизнесменами я вынес, что они довольно сдержанно относятся к ТОРам. Очевидно, что сама концепция ТОРов хромает: придумали идею, но не до конца продумали, что вообще хотели получить от нее», — сказал Артем Самсонов.

По словам парламентария, бизнес гораздо больше проявляет внимания даже к проекту «свободный порт Владивосток», а не к ТОРам, хотя в «свободном порту» инвесторы должны располагать земельным участком и самостоятельно возводить инфраструктуру, а в ТОРах предполагается создание инфраструктуры на бюджетные деньги.

28 сентября 2016 года Дмитрием Медведевым было подписано постановление о присвоении статуса ТОР городу Тольятти. По заявлению премьера, он ожидал, что в ближайшие три года в Тольятти появится порядка 12 тыс. новых рабочих мест.

Создание ТОР в Тольятти не приблизило город к решению проблемы безработицы, считает председатель профсоюза «Единство» Петр Золотарев. Как рассказал профлидер, за определенное время больше горожан теряет рабочих мест, чем трудоустраивается.
«В зоне ТОР идет какое-то строительство, открываются какие-то маленькие предприятия, а представители власти докладывают о своих победах, каких-то свершениях. Но пока там открывают предприятие с численностью работников в 60 человек, с градообразующего предприятия «АвтоВАЗ» за этот же период успевают уволить несколько тысяч человек. Поэтому безработица в Тольятти по-прежнему очень большая, и создание ТОР не решило проблемы», — заявил Петр Золотарев.

По словам профлидера, большинство лишившихся работы предпочитает в поисках заработка или покинуть город, или трудиться в теневой сфере, в «гаражах». На новых предприятиях ТОРа трудоустраивается сравнительно мизерное количество горожан.
Городской округ Краснотурьинск в Свердловской области получил статус ТОР осенью 2016 года. Территория получила название: индустриальный парк «Богословский».

Создание ТОР не принесло заметных успехов экономического развития, считает уральский общественный деятель, бывший депутат думы Краснотурьинска Ильдус Хакимов. «Инфраструктура — котельные, дороги и т. д. — в ТОР, действительно делается. Но резидентов там практически еще нет. Первым якорным резидентом там был заявлен «Эпсилон», входящий в группу компаний «Энергия». Но эта фирма, насколько мне известно, уже сбежала из Краснотурьинска в неизвестном направлении», — рассказал Хакимов.

По его мнению, не видят перспектив и другие инвесторы. «Краснотурьинск находится в отдалении от «центров», словно отрезанный ломоть. А ведь логистика — это дорогое удовольствие, чтобы лишние километры наматывать. При этом подходящие технопарки есть ближе к Екатеринбургу и в самом Екатеринбурге. Поэтому, с точки зрения бизнеса, идти работать в Краснотурьинск — это только дополнительные затраты», — констатировал Ильдус Хакимов.

28 января 2016 года было принято постановление правительства РФ «О создании территории опережающего социально-экономического развития «Гуково» в Ростовской области. Проектируется создание ТОР и в других городах российского восточного Донбасса — Донецке (ростовском) и Зверево. Однако до сих пор город Гуково был известен не экономическим развитием, а депрессией и многочисленными акциями протеста шахтеров после банкротства угольной компании и закрытия шахт. А в конце декабря 2017 года в ростовских СМИ появилась информация о том, что в Гуково по подозрению в получении взятки задержан заместитель главы администрации города.

Жители Ростовской области не питают надежд на подъем экономики с созданием ТОРов, говорит лидер шахтерского протеста в регионе Валерий Дьяконов. Как заявил общественник, ранее уже неоднократно принимались различные программы с целью «реанимировать» шахтерские города.

«Город Гуково объявили ТОРом. В реальности там ничего не меняется. И до ТОРа действовала другая программа поддержки моногородов. А в итоге — четыре шахты закрыли, рабочие места исчезли. Это аферисты придумывают под разным названием способы, как получить деньги с государства на эти программы и разграбить их. А люди ничего не получают от этих программ», — сказал Валерий Дьяконов.

По мнению шахтерского лидера, реальной программой возрождения производства могло бы стать восстановление угольных шахт. Однако шахты затоплены, на их возрождение понадобятся миллиарды рублей, и об этом никто даже не думает.

Суть программы ТОР свелась к тому, чтобы завлечь инвесторов на конкретную территорию условиями льготного налогообложения и предоставлением инфраструктуры, построенной за бюджетные деньги. Государство словно полило грядку и теперь сидит сложа руки. Ждет, когда кто-нибудь придет туда сажать свои семена. Но желающих инвестировать средства в «глухие уголки» оказалось негусто. Добренькие Буратино, готовые закапывать денежки в землю, перевелись — дураков нет.

Дмитрий Ремизов

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

Источник: rosbalt.ru

Написать ответ