Переделу в рыбной отрасли не нашлось объяснений — Росбалт

Концепция поправок в закон «О рыболовстве» появилась на официальном портале проектов нормативных актов только 4 февраля. Срок обсуждения истекает сегодня, 22 февраля. После Минсельхоз должен будет составить свод предложений и замечаний, которые продолжают поступать.

По словам экспертов, в документе речь идет об отмене исторического принципа распределения квот на вылов водных биоресурсов, что, по сути, грозит переделом отрасли. «Росбалт» уже писал, что на первом этапе на торги попадут 50% квот камчатского краба, но в перспективе речь пойдет и о квотах на рыбу.

Наделавший немало шума документ обсудили в Совете Федерации — на заседании рабочей группы по мониторингу принятия нормативных правовых актов, предусмотренных федеральными законами в области рыболовства и аквакультуры.

Из 22 членов рабочей группы на заседании присутствовали 15. Как в последствии отметил кто-то из собравшихся, не было почему-то как раз тех сенаторов, которые представляют в Совфеде интересы рыболовецких регионов. Зато были представители Минсельхоза, исполнительной власти субъектов. А вот экспертов от профессионального сообщества на заседании, кажется, не ждали.

«Странное впечатление сложилось от ситуации подготовки и так называемого обсуждения проекта закона о рыболовстве. Сначала засекречивается подготовленный текст и все согласования к нему. Потом этот текст рассекречивается. При этом до сих пор нет доступа к мнению тех, кто согласовывал данный документ. Проект обсуждали на рабочей группе под руководством зампредседателя Комитета СФ по агропромышленному комплексу Сергея Митина. Экспертов и представителей отрасли из регионов почему-то не захотели видеть на этом мероприятии. Я лично письменно обращалась к председателю комитета Майорову и руководителю рабочей группы Митину с просьбой принять участие в заседании и дать возможность выступить. Ответа я не получила, а из разговора с помощниками стало понятно, что руководителей ассоциаций, представляющих рыбный регион, видеть не желают», — рассказала журналистам исполнительный директор «Ассоциации краболовов севера» Татьяна Соколова.

Началось обсуждение с выступления директора департамента регулирования в сфере рыбного хозяйства и аквакультуры Минсельхоза Евгения Каца. Он заявил, что законопроект разработан в рамках дорожной карты по повышению конкуренции в различных отраслях экономики страны. «Есть поручение правительства, мы его исполняем», — резюмировал чиновник.

Однако качество исполнения вызвало немало вопросов не только у представителей рыбной отрасли, но и у сенаторов.

«Я уже год занимаюсь этой темой, и мне вообще не понятна та секретность, которая сложилась вокруг этого проекта. Он мог бы и не появиться на портале проектов нормативных актов, если бы не усилия некоторых членов Совфеда, депутатов Госдумы, общественных организаций. Несмотря на то, что слухи об этом документе ходят уже больше года, до 4 февраля нам не были понятны даже основные его положения», — отметила член комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Афанасьева.

В результате, по словам сенатора, проект уже получил 623 голоса против, и только 7 — за.

«Документ разрушает базовый исторический принцип, вводит новый алгоритм работы всей отрасли, возникают новые финансовые обязательства у предприятий в случае их участия в аукционах. В то же время авторы документа степень тяжести регулирующего воздействия ставят среднюю, и сроки обсуждения сокращаются до 15 дней. В такой срок можно лишь сымитировать общественное обсуждение», — считает Афанасьева.

Сенатор подчеркнула, что в пояснительной записке нет ничего о последствиях принятия закона, никаких расчетов. «Законопроект не отвечает на самый главный вопрос: а зачем вообще он нужен? Есть инвестиционные квоты, программа работает. Зачем именно крабов сегодня выводят из этой программы? Какими будут выпадающие доходы регионов, и что будет делать мелкий и средний бизнес, у которого нет свободных средств для участия в аукционах? Крупный бизнес озабочен документом не меньше. У всех есть перспективные планы. Многие уже вложились в строительство судов. А правительство в это время решило поменять правила игры», — отметила она.

В пояснительной записке говориться о том, что на победителей аукционов собираются возложить обязанность «по реализации проектов по строительству на территории РФ объектов, перечень которых устанавливается правительством». При этом, самого перечня пока нет. «Инвестиционные квоты предполагают строительство новых судов и заводов. Теперь мы видим некие „объекты на территории РФ“. Как они будут относиться к рыбной отрасли или хотя бы к приморским территориям? Или мы будем рыболовством зарабатывать деньги, и строить на них государственные дачи?» — недоумевает сенатор.

Авторы пишут: «предлагаемое решение не окажет негативного влияния на достижение целей государственных программ». Но никаких расчетов по этому поводу вообще нигде нет — ни в законе, ни в пояснительной записке, говорит Афанасьева.

При этом, по ее словам, документ не обсуждали ни с бизнесом, ни с властями регионов, ни со смежными отраслями, в числе которых судостроители, банковский сектор, торговля. В то же время эксперты утверждают, что только Мурманск и Сахалин потеряют порядка 500 млн рублей дохода.

На этот счет уже высказались в руководстве Мурманска и Камчатки. Губернаторы выступили на стороне рыбопромышленников. «У нас есть позиция Росрыболовства, невнятная в отношении этого вопроса. Совместно с рыбаками мы выступили за сохранение исторического принципа. Я считаю, что это необходимо для сохранения отрасли. Чтобы принимать правильные решения, необходимо понимать специфику жизни регионов, за цифрами видеть людей, а не статистику», — процитировала сенатор губернатора Мурманска Марину Ковтун.

В руководстве Камчатки тоже считают, что закон концептуально меняет ряд базовых положений закона о рыболовстве. При этом, отсутствие в проекте прямого регулирования порядка закрепления и предоставления квот на вылов краба не позволяет должным образом определить прозрачность механизма, а значительное количество отсылочных норм на подзаконные правовые акты, которых еще нет, не позволяет сегодня оценить практическую реализацию предлагаемых новаций, спрогнозировать масштаб возможных экономических и социальных последствий его применения для рыбопромышленников. «Очевиден и тот факт, что эти изменения существенным образом отразятся на деятельности рыбопромышленников, поскольку повлекут за собой финансовые убытки, сокращение рабочих мест, и как следствие — рост цен на рыбную продукцию», — процитировала Афонасьева представителей региона.

На заседании рабочей группы высказался замгубернатора Архангельской области Алексей Алсуфьев. Он считает, что исторический принцип распределения квот должен быть сохранен. «Конкурентные процедуры нужно обсуждать, но предварительно должен быть проведен анализ рынка и оценка последствий», — уверен он. Требования к объектам инвестиций от представителей крабовой отрасли тоже нужно обсуждать «на берегу», считает Алсуфьев.

«Мы в Архангельской области попросим бизнес предоставить расчет, чтобы оценить, насколько у них изменится выручка после утверждения проекта, и как это отразится на бюджете региона. И готовы эту информацию направить авторам документа», — заявил чиновник. Но для того, чтобы обсуждение было конструктивным, нужно продлить сроки.

«Нужна открытая дискуссия», — согласилась член Совета Федерации Ольга Ковитиди.

Как отметил президент ассоциации добытчиков краба Александр Дупляков, рыбопромышленная отрасль уже имеет негативный опыт введения аукционов. «Все понимают, с какой целью принимается законопроект. Но если посмотреть объективно, вопрос нужно серьезно проработать: расчеты, выкладки. Законопроект пустой, в нем нет ничего такого, чего нельзя было бы сделать в рамках действующего законодательства», — считает он.

По логике разработчиков, его цель — повышение экономической эффективности для РФ за предоставление прав на добычу краба. В то же время, по словам Дуплякова, в проекте нет никаких критериев эффективности, только голословные заявления. «В таком виде проект нельзя обсуждать. В нем нет информации, которая позволила бы понять, чего на самом деле хочет разработчик. Если регулятор считает его необходимым, пусть хоть попытается это обосновать, и провести полноценное обсуждение», — подчеркнул он.

В документе нет главного — обоснования его целесообразности, считает ветеран отрасли, бывший председатель комитета по рыболовству, бывший замминистра сельского хозяйства Владимир Измайлов. «Не учтено, что мы потеряем налоги, и в первую очередь — субъекты. Произойдет передел собственности. Денег у многих будет не хватать, и мы пойдем к иностранцам. Даже если передел произойдет внутри страны, опыт показывает, что компании при таких переходах разоряются. Кроме того, предприятия, которые не получили квоты или получили слишком маленькие, уйдут в браконьерство. И мы от этого никуда не денемся, потому что мощности останутся, а квот будет мало», — заметил он.

По словам президента Всероссийской ассоциации рыбопромышленников Германа Зверева, если документ разрабатывали по распоряжению правительства, в пояснительной записке должен быть анализ рынка. Но, к сожалению, там и этого нет. «В ней отсутствует базовая информация, которая нужна, чтобы рассчитать последствия принятия документа. Предполагается изменить условия работы предприятий по вылову краба. Указывается ли число предприятий и их выручка? Нет. Но главное — целеполагание законопроекта. Он направлен на повышение экономической активности. Но даже поверхностный анализ показывает, что работать предлагают по принципу: иди туда — не знаю куда, строй то — не знаю что. В законе нет ни видов, ни перечня объектов, которые предлагается строить победителям аукционов», — отметил он.

По словам Зверева, будет разумно, если Минсельхоз представит отчет на основе публичного обсуждения, Минэкономики подготовит оценку экономического воздействия. И только в этом случае можно будет продолжить обсуждение.

«Мы понимаем: то, что предлагает концепция — это морально необоснованная приватизация. Мы же не отбираем нефтяные скважины. Почему в одном секторе экономики мы соблюдаем исторические принципы ради экономической стабильности, а в другом собираемся их нарушать?» — отметил первый заместитель председателя комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергей Лисовский.

По его мнению, нужно не разрушать существующую систему, а мотивировать ее представителей развивать отрасль. Сейчас же, по мнению собравшихся, государство подает бизнесу разнонаправленные сигналы. Сначала мы говорим — стройте заводы, развивайте переработку, и получите дополнительные квоты, а через год — мы у вас эти квоты отберем.

В заключении выступил глава рабочей группы Сергей Митин, который спустя полтора часа обсуждения, наконец, привел некоторые цифры о состоянии отрасли, упущенные авторами законопроекта.

За 2017 год распределение крабовых квот составило 102 тысячи тонн, в том числе 20 тысяч тонн для Северного, 82 тысячи — для Дальневосточного региона. Есть тенденция к увеличению объемов ежегодного распределения квот краба. За последние семь лет объем вырос почти вдвое. В настоящее время добычу краба ведут 93 организации. В отрасли занято примерно пять тысяч человек.

«Что нужно учесть, и что мы обязательно запишем в решении рабочей группы? Первое — согласовать проект со всеми регионами. Пока мы не узнаем, куда документ отправили, и какие ответы получили, законопроект не пройдет. Второе — очень много замечаний по пояснительной записке. Ее, конечно, нужно доработать. Главный вопрос: как измерить эффективность законопроекта? Что мы вообще хотим получить, и как будем это контролировать?» — отметил Митин. Он также попросил разработчиков продлить срок публичного обсуждения, и привлечь к нему все заинтересованные стороны.

Сергей Петров

Источник: rosbalt.ru

Написать ответ