От господдержки «Роснефти» выиграют ее иностранные акционеры — Росбалт

Чтобы продолжать выплачивать иностранным акционерам «Роснефти» экстраординарно высокие дивиденды, глава компании Игорь Сечин просит у государства больше льгот. Кремль поручил правительству РФ проработать вопрос установления специальных тарифов «Транснефти» и РЖД на транспортировку нефти и нефтепродуктов. Расчеты показывают, что снижение тарифов не в интересах российского бюджета и отечественных компаний. Их снижение — на руку британским и катарским акционерам «Роснефти».

Вопрос вне повестки

В конце минувшей недели президент РФ Владимир Путин утвердил перечень поручений по итогам совещания по вопросам развития энергетики. Речь идет о мерах по защите национальной экономики в условиях снижения мирового спроса на энергоносители, высокой волатильности на мировых нефтяных рынках и в целом экономического кризиса, вызванного пандемией COVID-19.

Правительству, в частности, поручено обеспечить установление специальных тарифов ПАО «Транснефть» и ОАО «Российские железные дороги» (РЖД) на транспортировку нефти и нефтепродуктов на срок действия договоренности ОПЕК+ об ограничении добычи нефти. 

Тут надо сказать, что на апрельском совещании, по итогам которого и даны поручения президента, вопрос тарифов на транспортировку нефти и нефтепродуктов не поднимался. Совсем. Главный докладчик на том совещании министр энергетики РФ Александр Новак весьма аргументированно представил ситуацию в ТЭКе как «действительно непростую, но не критическую»: «В настоящее время отрасли продолжают в полной мере выполнять свои обязательства перед потребителями, надежно обеспечивать энергоснабжением население, промышленных потребителей, обеспечивать внутренний рынок нефтепродуктами, газом, углем. Также продолжается реализация продукции в экспортном направлении и продолжается реализация всех ключевых инвестиционных проектов».

Особое внимание на совещании г-н Новак уделил тому, как сокращение добычи нефти в рамках обязательств России по расширенной сделке ОПЕК+ негативно отразится на транспортных и сервисных компаниях: «Это [сокращение добычи по ОПЕК+ — „Росбалт“] в свою очередь приведет, естественно, к сокращению прокачки нефти по системе „Транснефти“, снижению потребления электроэнергии и, конечно, повлияет существенно на нефтесервисный сегмент».

Вопрос с пересмотром транспортных тарифов для нефтяной отрасли был внесен в повестку исполнительной власти 12 мая, когда Игорь Сечин встречался с президентом. Глава «Роснефти» попросил Владимира Путина почти вдвое снизить тарифы «Транснефти». Он заявил, что в 2008 году стоимость нефти в рублях составляла порядка 1100 руб., сейчас — 1200 руб. Тариф «Транснефти» на прокачку нефти вырос с 822 до 2,1 тыс. руб. за тонну на 100 км. В результате расходы на транспорт сейчас составляют 32% от стоимости нефти, посетовал глава «Роснефти».

Неловкость ситуации заключается в том, что глава «Роснефти» пришел к президенту просить о снижении тарифов с неверными цифрами на руках. В его расчетах присутствовали некорректные сравнения в баррелях и тоннах, а общий вывод — о 32-процентной доле расходов на транспортировку от текущей цены нефти и вовсе ошибочен (она завышена примерно вдвое от реальной). На это сразу же не преминули обратить внимание в «Транснефти». Корректные же цифры, напротив, свидетельствуют о нецелесообразности снижения стоимости прокачки нефти и нефтепродуктов по системе магистральных трубопроводов. По крайней мере, это — снижение тарифов — было бы невыгодно государству. 

Тариф ниже рынка

Экономистам «Транснефти» пришлось внести в расчеты г-на Сечина уточнения, чтобы вернуть обсуждение вопроса о тарифах в область объективных данных. 

Транспортная монополия продемонстрировала, что на данный момент ее тарифы индексируются ниже инфляции и, в итоге, оказались занижены в среднем в 2,5 раза по сравнению с иностранными компаниями-аналогами. Так, например, тарифы международной энергетической компании ConocoPhillips превышают тарифы «Транснефти» в 4 раза.

«Тарифы „Транснефти“ рассчитываются на основе затрат по формуле „инфляция минус“ и утверждаются Федеральной антимонопольной службой, при этом в расчеты закладывается практически нулевая маржа», — говорит партнер компании RusEnergy Михаил Крутихин. «Насколько я знаю, ничего лишнего там нет. Это мнение не начальства, а экспертов, которые внимательно следят за ситуацией», — отметил эксперт. В последние годы ФАС стабильно понижает уровень индексации. Тарифы на 2019 год служба разрешила повысить на 3,87% (годом ранее — на 3,95%), а на 2020 год — только на 3,4%.

В первом триместре 2020 года стоимость транспортировки одной тонны нефти сорта Urals составляла 2140 рублей по трубопроводам «Транснефти». При этом цена на тонну нефти упала с 27973 рубля в январе до 8925 рублей в апреле.

Если же обратиться к показателям 2008 года, то тогда цена на транспортировку фактически составляла 651 рубль.

Устами льготника

«Транснефть», в отличие от добывающих компаний, не получает дополнительной прибыли в случае роста нефтяных цен, говорит аналитик «Райффайзенбанка» Андрей Полищук. Именно поэтому перекладывать не нее коммерческие риски производителей несправедливо, заявил советник главы «Транснефти» Игорь Демин. Он отметил, что затраты компании на поддержание работоспособного состояния трубопроводной системы не зависят от цены на нефть.

Кроме того, нефтяники активно пользуются налоговыми льготами, которые предоставляются им при освоении новых месторождений. За последние пять лет удельная доля месторождений, пользующихся льготами, в общей добыче увеличилась фактически вдвое. Общий объем налоговых льгот, полученных производителями в 2019 году, составил, по оценке Минфина, 1,6 трлн рублей.

В этих условиях снижение тарифов стало бы избыточной и опасной мерой, которая, не исключено, лишь привела бы к появлению в российской экономике нового крупного льготника. Дело в том, что и при существующих низких тарифах инвестпрограмма «Транснефти» уже сейчас недофинансирована, и, если тарифы будут снижены, трубопроводной монополии неизбежно придется просить субсидий на закупку труб, электроэнергии и выплату зарплат. 

«Бегство» дивидендов 

Кроме того, при подобном сценарии корпорация уже не сможет выплачивать дивиденды на требуемом Минфином уровне (50% от скорректированной чистой прибыли).

Гипотетическое снижение тарифов «Транснефти» приведет к увеличению доходов частных акционеров нефтяных компаний за счет государства.

«С учетом структуры акционеров в нефтяной отрасли целесообразно не понижать, а повысить тарифы „Транснефти“ до рыночного уровня, чтобы нивелировать искусственный дисбаланс, возникший в отрасли», — говорится в специально подготовленной презентации компании. При таком повышении «Транснефть» могла бы увеличить выплаты государству и направлять 50-75% чистой прибыли на дивиденды. 

Если трубопроводная монополия выплачивает государству 78,6% всех дивидендов, то для добывающих компаний эта доля не превышает 48% («Газпром нефть»). 

Эффективная доля государства в дивидендах «Роснефти» составляет всего около 22%. 

В частных нефтяных компаниях, таких как «ЛУКОЙЛ» или «Сургутнефтегаз», всю прибыль получают частные акционеры. В среднем же по отрасли из каждых 100 рублей чистой прибыли частные акционеры нефтяных компаний получают около 42 рублей, государству достается лишь 14. «Транснефть» же платит государству от 40 до 79 рублей.

Особенно отчетливо эта тенденция с перекосом в пользу частных акционеров при выплате дивидендов просматривается как раз в «Роснефти», считающейся государственной, и на том основании настаивающей на пересмотре тарифов. 

Щедрая душа для иностранца

«Роснефть» по итогам I квартала 2020 года получила рекордный убыток в 156 млрд рублей по сравнению с прибылью в 158 млрд рублей за предыдущий период. Несмотря на это, компания объявила о рекордных дивидендах — с учетом промежуточных выплат они составят 33,41 рубля на одну акцию или 354,1 млрд руб. Правда, государству из них достанется не больше четверти от этой суммы, а дивиденды за 2020 год вообще под вопросом — на компании висит огромный валютный долг, переоценка которого съедает всю прибыль.

Несмотря на то, что «Роснефть» считается государственной компанией, бюджет получает не более 25% (по некоторым оценкам — только 22%) выплачиваемых компанией дивидендов. 

 

Виной тому — структура владения. Напрямую государству принадлежит лишь одна акция «госкомпании». Контрольный же пакет «Роснефти» (50%+1 акция) находился в собственности у на 100% государственного непубличного АО «Роснефтегаз». Однако на минувшей неделе контрольный пакет был размыт. «Роснефть» сообщила о передаче 9,6% акций от «Роснефтегаза» своей дочке — «РН-НефтьКапиталИнвест», сократившей государственную долю до 40,4%. Это означает практически гарантированное снижение государственной доли в дивидендах по итогам нынешнего года. 

Еще 38,68% принадлежат иностранным владельцам (ВР и катарскому фонду QH Oil Investment), остальное находится на счетах номинального держателя, юридических и физических лиц. 

Из своей доли дивидендов «Роснефтегаз» направляет в бюджет лишь половину, остальное аккумулируется на счетах общества. Таким образом, государство, формально контролирующее компанию, получает от 22 до 25 копеек с каждого рубля чистой прибыли «Роснефти». При этом частным, в том числе зарубежным, акционерам, достается 50.

Уже по итогам 2019 года британские и катарские акционеры «Роснефти» в совокупности получили практически вдвое больше дивидендов, чем российский бюджет. С учетом недавних изменений в структуре капитала нефтяной компании это соотношение по итогам 2020 г. может еще больше измениться. И не в пользу России. 

Слово РЖД

Поскольку в интересах своих зарубежных акционеров Игорь Сечин также добивается ревизии железнодорожных тарифов для нефти и нефтепродуктов, в дискуссию оказались вовлечены и представители РЖД. Инициативы «Роснефти» железнодорожники характеризуют как опасные и необоснованные. 

Замгендиректора РЖД Алексей Шило предупредил, что снижение тарифов РЖД в существующих условиях грозит «разбалансировать ситуацию». 

«Если оценивать ситуацию 2008 года, то она была совершенно другая. Если мы говорим о том, что тарифы должны быть 2008 года, то тогда нам, наверное, нужно подумать о том, что другие условия тоже привести в соответствие», — сказал Шило. «Можно рассматривать любые предложения, но эти предложения должны учитывать интересы всех сторон. По РЖД затраты компании на акцизы в цене топлива выросли в семь раз с 2010 года», — сообщил замгендиректора компании, предложив «двигаться вперед, а не возвращаться назад».

Шило также напомнил, что РЖД предлагает нефтяным компаниям различные льготы при перевозке грузов, а также о том, что в 2008 году был выше тариф на перевозку нефтяных грузов на экспорт. «Соответственно, может быть, это было бы не так интересно для самих нефтяных компаний», — отметил он.

У правительства две недели

Представитель РЖД, безусловно, прав, когда указывает на некорректные, выборочные, вырванные из контекста сравнения нынешних тарифов с 2008 годом. В конце концов, тогда бы и менеджменту «Роснефти» стоило вспомнить, что на дворе кризис, и вернуться к величине вознаграждения 2008 года. В таких условиях было бы странно спасать «Роснефть» за счет бюджетоформирующих компаний. Тем более на фоне тенденции к восстановлению цен на нефть. 

Президент отвел правительству две недели (срок — до 15 июня) на проработку вопроса о специальных, условно «антикризисных», тарифах «Транснефти» и РЖД для транспортировки нефти и нефтепродуктов. Ответственным назначен премьер Михаил Мишустин. С экономической точки зрения (если, конечно, не оперировать ошибочными данными, как это сделал г-н Сечин) задача не такая уж и сложная. Тем более все расчеты в распоряжении правительства есть. 

На одной чаше весов — сохранение и приумножение льгот и, соответственно, доходов частных российских и иностранных компаний, на другой — доходы федерального бюджета (так необходимые на поддержание стабильности, социальной сферы, обороноспособности страны, а также на реализацию инвестпрограмм двух крупнейших госкорпораций).

Правительственные чиновники, надо отдать им должное, демонстрируют высокий уровень понимания проблематики. Об этом можно судить хотя бы по тому же докладу министра энергетики на апрельском совещании по ТЭК.

Таким образом, есть надежда, что к середине июня правительство примет экономически обоснованное решение. Будет весьма иронично, если ошибки «Роснефти» в расчетах при попытке добиться новых льгот для себя и своих иностранных акционеров после перепроверки приведут к повышению тарифов транспортных госмонополий и, соответственно, к увеличению поступлений в госбюджет.

Сергей Петров

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru

Источник: rosbalt.ru

Написать ответ