«Я на виду и хочу показать силу духа» — Росбалт

«Хотели остановить женщину, которую еще больше испугались из-за событий в Беларуси».

Меньше, чем через год, состоятся выборы в Государственную думу РФ. Но готовиться к ним власти начали загодя. Против муниципального депутата Тимирязевского района Москвы Юлии Галяминой, заявившей о своих намерениях участвовать в федеральных выборах, возбудили уголовное дело по статье 212.1 УК РФ («неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). О своей реакции на это и ближайших планах Юлия Галямина рассказала в эфире подкаста «Росбалта» «Включите звук».

— Каково жить, если находишься под уголовным преследованием? Насколько это мешает вести привычный образ жизни?

— Это не сильно давит, потому что это политический процесс, хорошая возможность для политической коммуникации. Хотя, конечно, можно было и без него обойтись. В нашей стране надо понимать, что любое политическое высказывание и активная политическая деятельность могут преследоваться совершенно антиконституционно и недемократично. Это такая правда жизни.

— Существует много версий о том, чем действительно было мотивировано это дело. Кто-то говорит, что это из-за кампании «НЕТ» против принятия поправок в Конституцию, кто-то думает, что из-за парламентских выборов. Вы сами какой версии придерживаетесь?

— «По совокупности», — как я всегда отвечаю на этот вопрос. Потому что и кампания «НЕТ», и предстоящая думская кампания — активные политические действия, которые я, как политик, предпринимала и буду предпринимать. Это часть моей политической жизни. И цель — остановить меня на этом пути. Хотели поставить препятствие, чтобы остановить женщину, которую они еще больше испугались из-за событий в Беларуси. Это тоже подлило масла в огонь.

Я думаю, что они очень сильно ошиблись, когда начали меня преследовать, потому что своей цели они не достигнут.

— Какая сейчас тактика ведения дела? Мы понимаем ведь, что многое стоит на кону, и в случае вынесения обвинительного приговора вы не сможете участвовать в думской кампании. Это будут привычные методы, вроде публичного освещения, адвокатской защиты, или мы можем ждать каких-то сюрпризов?

— Во-первых, я все равно собираюсь участвовать в думской кампании, каким бы ни был приговор. Я буду подавать документы, оспаривать решение в судах всеми возможными методами. Это мое принципиальное решение. Если уже меня не допустят, тогда будем думать о коалиции.

Во-вторых, что важно для моих избирателей, жителей нашего округа (речь идет и Северном административном округе Москвы, — «Росбалт») лишают представительства, как минимум, на местном уровне. Представительства на уровне Мосгордумы их лишили уже в прошлом году.

Кроме того, в моем лице, я считаю, преследуют всех женщин, всех матерей, который мечтают о лучшем будущем для своих детей и для своей страны. Лучшее будущее — это когда люди хорошо живут, в достатке. Когда у них есть возможность нормально питаться, нормально одеваться, покупать нормальную технику, ездить отдыхать, работать нормально. Сейчас всего этого нас лишают. Все хотят жить защищенной жизнью, но нас лишают защищенности. Нас не охраняет и не защищает полиция. Делает это один конкретный человек и все, кто вокруг него собрались. Это мужчина, который засел в бункере и оттуда он же меня преследует. Поэтому очень важно показывать силу, что за мной много людей.

Наконец, все, что связано со статьей 212.1. Это статья, которую применяют против активистов. Ей «прессовали» многих еще до меня. Конечно, мы собираемся вести большую кампанию против этой статьи, бороться, чтобы она была исключена из Уголовного кодекса. Потому что мое дело показательное. Я на виду. И на этом примере надо показывать, насколько это антиконституционная статья.

Что еще важно — я хочу показать силу духа. Очень часто у нас пытаются из тех, кого политически преследуют, сделать жертв. Не надо говорить, что я жертва. Я хочу показать, что это преследование — повод для донесения моей позиции до большего числа людей.

— «Любое упоминание, кроме некролога, — это пиар».

— Ну да. Любые проблемы делают нас счастливыми и дают нам новые возможности. Они расширяют наши границы, и это важно.

— Вы сказали о коалиции, которая, возможно, возникнет в случае вашего недопуска до предвыборной кампании. Понимаю, что до этого еще далеко, но действительно ли вы рассматриваете какие-то варианты взаимодействия с другими кандидатами в случае такого развития событий?

— Да, конечно. По моему округу уже заявился Иван Жданов. В случае, если я все-таки не попаду в бюллетень, я готова поддержать его и создать с ним общую коалицию. Он уже ответил, что он тоже готов к коалициям. Другая проблема — его тоже могут не допустить, как это было в 2019 году. Тогда мы вместе сможем поддержать еще кого-то.

Недопуск оппозиционеров до выборов — вещь, может быть удачная тактически, но неудачная стратегически. Потому что на место недопущенных приходят другие, и оппозиционных политиков становится все больше и больше.

— Очевидно, что это не последнее политическое дело против представителя оппозиции. В преддверии выборов таких дел будет становиться все больше и больше. Не кажется ли вам, что сейчас есть отличная возможность, чтобы консолидировать усилия различных оппозиционных сил в борьбе с такой простой и понятной вещью, как политическое преследование?

— Да, я считаю, что сейчас к нашей кампании против статьи 212.1 должны присоединиться все политические силы, потому что это касается всех. Я буду об этом разговаривать со всеми и надеюсь, что все присоединятся. Это история не столько про меня лично, сколько про каждого, кто интересуется политикой, каждого, кто хочет выражать и защищать свои интересы. Так что, надеюсь, эта борьба объединит многих.

Беседовал Алексей Волошинов

Полную версию подкаста можно послушать здесь.

Источник: rosbalt.ru

Написать ответ