Александр Дьяченко: «В Голливуде, к сожалению, не так много вакансий»

Фото: Мария АРТОВА/PhotoXPress.ru

Популярный актер рассказал журналу «Телепрограмма» о съемках на Западе, заработках и любимых улицах Питера.

Мы застали Александра Дьяченко в Петербурге, где он снимается в сериале «Осколки», — его покажут на канале «Россия 1» в новом телевизионном сезоне. Дьяченко уже давным-давно снимается в Америке и Западной Европе, но с Санкт-Петербургом у него особая связь, ведь это его родной город.

— Вы сейчас закончите рабочую смену и поедете к маме на борщ?

— Если мама в городе, обычно так и поступаю, но в эти дни она отдыхает на даче. Стараюсь как можно чаще приезжать в Питер, потому что, во-первых, люблю маму. Мы все не становимся моложе, к сожалению. И у нас с мамой особая связь. А во-вторых, я в принципе люблю приезжать домой. Хотя у меня в жизни есть сразу несколько мест, которые я мог бы назвать домом. Для меня очень важно ощущение от возвращения. Скажем, в Америку я тоже возвращаюсь.

— Там тоже дом?

— Да, потому что я больше 25 лет связан с этой страной, для меня там много близкого. Есть места в Европе, куда я тоже люблю вернуться. Другое дело, что ощущения от возвращения все-таки разные. Вот в Питере они самые острые.

— Мама живет в том же месте, что и раньше? Вы приезжаете в родительский дом?

— Нет. После ухода отца из жизни мы переехали в другой район города. Маме там очень нравится — и слава богу.

— Есть желание пройтись по родным улицам, дворам, в школу заглянуть?

— У меня есть дерево, которое я посадил, когда был совсем маленьким. Оно растет перед домом, в котором я начал жизнь, — 5-этажная хрущевка в Калининском районе Питера. Я навещаю это дерево. Оно уже огромное сейчас, красивый клен. Папа одного из моих друзей был натуралистом, работал в ленинградском зоопарке. И как-то утром они зашли за мной — папа, Петя. И мы поехали в питомник, выкопали там деревца. Петя посадил перед своими окнами, а я — перед своими. Приезжаю, обнимаю деревце свое. Для меня центр вселенной — там, моя нулевая точка отсчета… А совсем недавно мы снимали для сериала «Осколки» сцены на проспекте Энгельса. Оттуда я решил прогуляться, зашел на Петроградскую, заглянул в свой вуз. Я учился в ЛЭТИ имени Ульянова (Ленина) (теперь это Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет. — Авт.). Прошелся по тем улицам, по которым когда-то бродил. Обучение проходило в разных корпусах, приходилось ходить взад-вперед. И вот эти вот взад-впередные дорожки — они часть моей юности, часть воспоминаний, очень для меня приятных, теплых и светлых. Вообще Петроградская долгие годы была для меня сердцем Питера. После сессий, экзаменов мы всегда гуляли — через Петропавловскую крепость шли на стрелку Васильевского острова, дальше — на Невский. Островки этой теплой памяти, как просо, разбросаны по всему городу.

Американцы спасают российского президента

— Недавно вы вернулись из Лондона, где снимались в новом фильме. Что за проект?

— Там было даже две работы. Один фильм — американское кино «Охотник-убийца» (Hunter-killer). Там работали Гэри Олдмен, Джерард Батлер, прекрасный английский артист Тоби Стивенс и восходящая звезда американского кино Райан МакПартлин. В общем, серьезные артисты. Я сыграл там роль российского президента.

— Вот это да!

— Было восхитительно, мне очень понравилось. Теперь жду, чем все это закончится. Но единственное, что меня успокаивает, — прежде чем согласиться на кино, я, естественно, прочитал сценарий.

— Как обычно, русские там плохие?

— Вот видите: и вы тоже так сразу подумали! Но в этом кино создан прецедент — в сюжете русские и американцы, объединившись, борются с мировым злом. Более того, американцы спасают российского президента, а он потом с их помощью спасает весь мир.

Известность актер получил, сыграв в легендарном фильме «Брат-2». У него там было сразу две роли. Кадр из фильма

— Может, посмотрев этот фильм, зрители задумаются о том, что дружба между нашими странами возможна?

— Хотелось бы, конечно. Дружба нам необходима. По обе стороны океана — и здесь, и там — живут люди. Разные и прекрасные. И людям всегда договориться проще, чем политикам.

— Как зовут президента в вашем исполнении?

— Ой, там все время менялись фамилии. Но в конце концов он — Захарин. Я попытался внести какие-то коррективы: «Может, тогда уж Захаров?» Но оставили так, это же ведь не главное. Мне было важно, чтобы они услышали меня и приняли другие мои корректировки. Я хотел, чтобы президент был таким, каким он, с моей точки зрения, должен быть. Знаете, есть фильм «Спасти рядового Райана». А нашу ленту можно назвать «Спасти президента Захарина». И для того, чтобы зрителю было интересно наблюдать за тем, как спасают этого мужика, надо, чтобы люди изначально к нему были расположены. И в первоначальном варианте сценария мне как раз этого не хватило. Все было выхолощено, по какой причине — непонятно. Я же настоял на том, чтобы вернули сцены, в которых президент Захарин озвучивает свои важные мысли, размышления. Было совещание у режиссера с продюсерами, и в итоге некоторые вещи были специально дописаны и досняты.

В кино создан прецедент: русские и американцы, объединившись, борются с мировым злом

— То есть вы буквально лицо президента отстояли.

— Однозначно. И не только президента — целой страны. Из уст моего героя звучит наша позиция по поводу Украины, Америки, мира. Он говорит о том, что мы не хотим воевать, что нам надо взяться за себя, подняться с колен, не идти на поводу у политических инсинуаций.

— Есть вероятность, что эти сцены все-таки вырежут при монтаже?

— Может случиться все что угодно. К сожалению, это издержки профессии, и в этом беда. Когда приходишь на озвучание, ты видишь уже собранное кино, и оно может быть совсем не тем, что ты ожидал.

— Когда фильм должен выйти в прокат?

— Думаю, к Новому году.

«Цекало теперь — богатый человек»

— А второй фильм, который снимали в Лондоне, о чем?

— Это сериал под названием McMafia — про русскую мафию в Лондоне. Я играю адвоката мафиози, которого играет Леша Серебряков.

— Вы играли в сериале «Мажор», который был признан самым популярным в России за последнее время. Продюсер проекта Александр Цекало продал его на американский канал Netflix…

— И это реальное достижение, прорыв. Российский продукт встал в один ряд с продуктом американским, это признание уровня качества. Я рад за Александра, горжусь им. И очень надеюсь, что теперь он богатый человек (улыбается).

— В чем, на ваш взгляд, причина такого «выстрела» «Мажора»?

— Нестандартная история, очень динамичная. И режиссер был, на мой взгляд, очень талантливый — Константин Статский. Горящий человек, в хорошем смысле этого.

В сериале «Осколки» Дьяченко играет богатого бизнесмена, семейная жизнь которого полна скандалов и интриг. Фото: «ВайТ Медиа»

— Вы много снимаетесь в западных картинах. При этом существует стереотип, что русские все время пытаются пробиться в Голливуд, но у них никак не получается. Почему так происходит?

— Да это нереально! Не надо даже пробовать. Нужно просто, если появляется такой шанс, благодарить судьбу за возможность хоть иногда работать в американских картинах и не думать ни о каком покорении. Покорение Голливуда — дело американцев. Просто раз и навсегда всем следует понять: надо быть рожденным в этой стране. Ну или в Европе на худой конец. Для русских актеров там давным-давно уготована своя ниша, которая связана с вековым противостоянием. Русских используют лишь в определенных амплуа. И, к сожалению, тенденцию не изменить. Пробиться — это значит получать главные роли. Но их занимают только американцы. Да, есть прецеденты среди немецких, британских, французских артистов. Но это исключение, а не правило. При этом Лос-Анджелес — это 9 миллионов человек, из них 8 миллионов считают себя либо артистами, либо режиссерами, либо сценаристами. И в большинстве своем это абсолютно талантливые люди. Миллионы талантливейших людей! Чтобы русскому человеку работать в американском кино, надо, наверное, там родиться или приехать туда в очень раннем возрасте.

— Как Антон Ельчин?

— Да, это был 100-процентный американский человек и актер — по менталитету, по пластике. Позавчера сюда, в Питер, приезжала труппа из Лос-Анджелеса, они играли «Три сестры» на площадке театра «Буфф» — проездом в Москву, на Чеховский фестиваль. И это было восхитительно. Такого уровня артисты! Причем я уверен, что их помыслы, конечно же, направлены в сторону Голливуда, но они работают в своем маленьком театре для того, чтобы существовать в актерской профессии. В Голливуде, к сожалению, нет вакансий для всех желающих. Даже очень талантливых.

— Если так много русских артистов, почему мы часто видим, что в американских фильмах наших соотечественников играют люди, с трудом говорящие по-русски? Получается карикатурно: «Сэргэй, пайдем есть борсч».

— Они же снимают кино не для российского зрителя. Это только мы послушаем и будем хихикать. Точно так же, наверное, китайцы слушают «свою» речь и смеются. Но тем не менее это кино приходит в Китай и продается там огромным тиражом, приходит и в Россию. Американцы не парятся. У них есть достаточно других моментов, где они абсолютно достоверны, точны, технологичны. На это тратятся огромные деньги. Все остальное — мелочи.

— Гонорары на Западе выше?

— В среднем, по статистике, там зарабатывают деньги, соизмеримые с теми, что у нас. У звезд гонорары, конечно, выше. Разрыв между средним артистом и звездой просто колоссальный.

— Выходит, работа в Лондоне — это больше элемент престижа, а вовсе не возможность хорошо заработать?

— Конечно, так и есть.

«Я весь искалечен»

— В сериале «Осколки» дочь вашего героя занимается конным спортом. У вас не было желания прокатиться на лошади?

— Ой, я так накатался! Одно дело, когда это делается в удовольствие. А у меня было большое количество «лошадных» картин, и я знаю обратную сторону работы с ними. И ребра ломал, и укушен был не раз.

— Снимались без дублера?

— Почти везде. Проблема в том, что я большой. А у лошадей, бывает, спина побаливает или другие какие-то травмы. Лошадь — она же живая! Когда на нее садится вот такой мешок с картошкой под 110 килограммов, что ей бедной делать? Как-то снимали сцену в лесу. Лошадка должна была идти спокойным шагом, но вдруг рванула и понесла. Подпруга, седло и я вместе с ними сползли набок. В итоге привезла меня в дерево. Слава богу, до удара успел вытащить ногу из стремени. Это было на съемках фильма «Брак по завещанию»… На Западе, кстати, по-другому относятся к безопасности в кино. Как только дело связано с какими-то неординарными видами активности, начинается долгая подготовка и скрупулезный инструктаж, подписывается огромное количество документов. Вот сейчас в Лондоне мне нужно было погружаться под воду. В итоге я прилетел на съемки заранее, меня пошагово всему обучали. Это невозможно запомнить, потому что надо пробовать. Тем не менее весь курс лекций я прошел. Потом ездил по страховым компаниям. В общем, целую неделю занимался только этими делами.

Личное дело

Александр Дьяченко родился 12 июня 1965 года в Ленинграде. Учился в Ленинградском электротехническом институте имени Ульянова (Ленина). В 1993 году переехал в США. Получил актерское образование в Чикаго. Получил широкую известность, сыграв братьев-близнецов в фильме «Брат-2». Снимался в таких картинах, как «Баязет», «Брак по завещанию», «Демоны», «Мажор» и др. Холост.

Источник: teleprogramma.pro

Написать ответ